К МЕЖДУНАРОДНОМУ ДНЮ МУЗЫКИ: Диалог о музыкальном творчестве с Гарри Суппесом

К  МЕЖДУНАРОДНОМУ  ДНЮ  МУЗЫКИ
Диалог о музыкальном творчестве с Гарри Суппесом
учеником пятого класса специальности «Фортепиано»
Сургутского колледжа русской культуры

Такие выдающиеся музыканты, теоретики и композиторы по призванию, как Н.А. Римский-Корсаков, С.И. Танеев, И.Ф. Стравинский, С.М. Слонимский, А.Г. Шнитке, Д.Б. Кабалевский, Р.К. Щедрин и др., составляющие отечественное интеллектуально-художественное сообщество, обращались к созданию научных, литературных работ в результате осмысления собственного творчества. Их авторские высказывания от раскрытия смысла в отдельном произведении до целостного исследования зафиксированы в эссе, статьях, письмах, автомонографиях, автобиографиях, лекциях-беседах, научных исследованиях. Благодаря авторскому слову о музыке можно познакомиться с профессиональными взглядами музыкантов, их творческими лабораториями.

Отметим, что ценность бесед, как для профессиональных, так и для обучаемых музыкантов-исполнителей и композиторов объясняется их авторефлексией, при которой они осуществляют постанализ, самоинтерпретацию собственной музыкальной деятельности (исполнительской, теоретической, композиторской, слушательской), через ее комментирование и практическое обоснование.

Примером письменной диалогической формы высказывания о собственном творчестве могут служить «Беседы с Альфредом Шнитке», «Диалоги Игоря Стравинского» и др. В неторопливых и подробных беседах музыканты обсуждали собственные композиторские работы, отзывались о самой музыке и ее исполнителях, писателях и художниках, с которыми они были знакомы или сотрудничали, чьи произведения были ими одобрены или повлияли на их творчество.

К Международному дню музыки, отмечаемому 1 октября во всем мире, нами был осуществлен диалог о музыкальном творчестве с Гарри Суппесом, учеником пятого класса специальности «Фортепиано» Сургутского колледжа русской культуры. Высказывания юного музыканта, обращенные к читателю, касаются исполнительской и слушательской работы, его музыкальных сочинений, музыкально-художественных образов и других деталей творческого процесса.

– Гарри, помнишь ли ты свое первое публичное выступление в качестве пианиста?

Да, это было на выпускном вечере дошкольного отделения нашего колледжа. Но, к сожалению, не помню произведений, которые исполнял. Возможно, это была шуточная песенка «Два кота» и что-то мы исполняли в ансамбле с первым педагогом по фортепиано Е.А. Глазуновой. Следующее выступление было в начале первого класса на мероприятии «Посвящение в юные музыканты». Исполняя «Осеннюю песенку» и «Украинскую народную песню» помню, как опасался извлечь неверную ноту, ведь это было волнительно, но после выступления мама подарила мне цветок – желтую хризантему.

– Кто из известных академических пианистов тебе нравится?

Мне нравится слушать музыку в исполнении отечественной пианистки и музыканта-педагога ХХ в. М. Гринберг. В записях слышно, насколько светлым и прозрачным было ее исполнение музыки на рояле: оно словно небесное по характеру. Пианистка говорила, что «исполнитель в музыке может делать все, что хочет, если это логично и со вкусом». Мне близко это высказывание в плане отношения к процессу исполнительской работы. А из современных пианистов своей блестящей исполнительской техникой меня восхищает М. Плетнев, ведь виртуозность – одно из главных его качеств. Он считается и лучшим интерпретатором сочинений П.И. Чайковского, а мое увлечение талантом этого пианиста началось именно с прослушивания «Танца феи Драже» из концертной сюиты «Щелкунчик».

– Кто твой кумир среди профессиональных композиторов?

Меня привлекает творчество И.С. Баха, поскольку у меня хорошо получается исполнять его музыку (или это как раз потому, что мне нравится его творчество) и мне интересно слушать многоголосную – полифоническую музыку. С одной стороны, музыка этого композитора очень интеллектуальна, с другой, – не лишена и эмоциональности, ведь в ней воплощено осмысление пережитых эмоций, и она всегда представляет собой очень обдуманное высказывание.

– Посещаешь ли ты концерты академической музыки?

Да, я бываю в Сургутской филармонии. В нашем колледже тоже проводятся концерты, на которых также бываю, но это происходит не так часто.

– Не вспомнишь ли, какие инструменталисты, певцы и дирижеры произвели на этих концертах на тебя наибольшее впечатление?

В ноябре 2019 г. в Сургутской филармонии состоялась концертная программа «Северные настроения» симфонического оркестра Сургутской филармонии и норвежского концертирующего пианиста (живущего ныне в Дании) П. Эйде. Оркестром руководил норвежский дирижер Т. Вигум. В программе прозвучали концерт для фортепиано с оркестром и симфония до минор Э. Грига, а также симфоническая поэма «Финляндия» Я. Сибелиуса. Эти произведения северных композиторов созвучны моей душе, ведь есть что-то общее в нашем мироощущении, в восприятии северной действительности.

– Достаточно ли хорошим было исполнение музыки на этом концерте?

Исполнение было очень достойным. Еще мне понравилось словесное общение дирижера Т. Вигума со зрителями, поскольку оно было легким и непринужденным, что создавало атмосферу доверия.

– Как ты относишься к современной массовой музыке?

Мне нравятся некоторые композиции данного направления. Иногда слушаю Cryoshell – датскую группу из Копенгагена, работающую в жанрах альтернативного и тяжелого рока, известную созданием саундтрека для серии подвижных фигур компании Lego. Также слежу за творчеством Ч. Грина (CG5) – англо-филиппинского музыканта-исполнителя, автора и продюсера, интенсивно развивающегося сегодня. К своему двадцатилетнему возрасту, он создает музыкальные композиции и обработки на основе концепций видеоигр и телепередач, а его видеозаписи на канале YouTube набирают сейчас миллионы просмотров.

Важно ли изучать музыку профессиональных композиторов для собственного сочинения и почему?

Конечно, это очень важно. Творчество профессиональных композиторов расширяет образное видение и демонстрирует применение приемов мелодического и ритмического развития музыкального материала, способов использования ладовых, гармонических, оркестровых средств.

– Есть ли композиторы, на которых ты хочешь ровняться и быть похожим?

Знакомиться с творчеством профессиональных композиторов необходимо, ведь их музыка служит примером грамотного воплощения человеческих чувств и переживаний. Но, хочется находить собственный путь в сочинении, иначе не стал бы этим заниматься.

– Нравится ли тебе исполнять собственные сочинения, или ты предпочитаешь играть произведения известных композиторов?

Мне вообще нравится играть на фортепиано, но больше хочется исполнять собственные произведения. Это, наверное, так у многих композиторов…

– Откуда берется вдохновение?

Вдохновение я черпаю из разных вещей. Например, читаю книгу, и мне нравится герой, – значит, про него можно написать пьесу. Ингода я получаю вдохновение от просмотра рисунков, картин. Когда я разучиваю, играю или слушаю музыку, ко мне тоже приходит вдохновение. Чем больше узнаю информации из теории музыки, – тем мне интереснее слушать различные произведения, ведь становится понятнее их логика. После этого можно создавать и собственные музыкальные тексты с новыми закономерностями.

– Когда ты сочиняешь музыку, есть ли определенный план, или это происходит спонтанно?

У меня всегда есть план. Вначале можно выработать идею темы: она может быть мелодической и обязательно должна соответствовать художественному образу. Также нужно придумать идею для сопровождения – аккомпанемента. Далее нужно развивать эту идею, в соответствии с развиваемой темой. При этом необходимо выбрать темп, характер исполнения, помнить об исполнительских штрихах и динамических оттенках.

– Каковы были сюжеты музыкальных произведений, которые ты создал к участию в конкурсах по композиции?

Прежде всего, хочу сказать про «Марш жуков». Жуки идут работать, вокруг них порхают бабочки, светит солнце, дует летний ветерок. В средней части на жуков нахлынули воспоминания о доме, ностальгия… Но, грустные мысли уходят, поэтому все завершается оптимистичным финалом. «Вальс богомолов» продолжает тему насекомых, он написан в форме рондо. Богомолы, вальсируя, наслаждаются жизнью. Скачки на широкие интервалы с использованием штриха стаккато в партии сопровождения ассоциируются с укусами, ведь богомолы не такие уж и безобидные, как кажутся. Но, мое любимое произведение – «Болото». Согласно сюжету, посреди чащи леса находится болото, над которым летают стрекозы. От лужиц воды отражается солнце, и квакают назойливые лягушки, болото кажется притягательным и загадочным.

– Корректировались ли эти сюжеты по мере создания музыки?

Да, конечно. Например, в «Болоте» должна была присутствовать цапля, но решил, что ее образ очень выразителен и заслуживает отдельного произведения.

– Не припомнишь ли начало работы над пьесой «Болото», с чем был связан выбор ее написания?

Изначально идея мелодической темы «Болота» появилась при тестировании программы нотного набора Sibelius. При произвольном выборе мною нот сложилась мелодическая попевка. В то время мне как раз хотелось написать пьесу о болоте, поскольку это необычный и уникальный водоем. Когда я прослушал попевку, которая у меня получилась в программе, то понял, что она подходит под образ болота, и начал корректировать ее: определил тональность, развил исходную мелодическую ячейку до целостной мелодии с сопровождением, добавил образно-сюжетные «вставки», воссоздающие лягушек и переливы солнца. Так и получилось мое любимое «Болото»!

– Исполняют ли твои произведения другие учащиеся колледжа, применяют ли их преподаватели на своих уроках?

Да, мы играем «Дуэттино для флейты и фортепиано» с моей одноклассницей Серафимой. Это пасторальная картинка о пастушьих лугах… Кроме того, мой педагог по классу фортепиано О.Д. Пилецкая сказала, что мои вариации «Под буком» и «Во сыром бору тропина» будут применяться в работе с учащимися второго и третьего классов, поскольку таких вариаций по доступной сложности очень мало, в основном существуют вариации для учащихся более старших классов.

– Что привлекло тебя к сочинению «Дуэттино для флейты и фортепиано», какие обстоятельства сопутствовали его созданию?

Во-первых, мне хотелось написать произведение, которое я мог бы играть с кем-то из одноклассников. Во-вторых, на дошкольном отделении нашего колледжа каждый год проходит выпускной вечер, и подумал, что было бы интересно исполнить на этом празднике не просто произведение из обязательной программы, а что-то написанное именно для этого мероприятия, какое-то наиболее подходящее для детского восприятия музыкальное произведение. Получилось «Дуэттино для флейты и фортепиано» – пасторальная история о пастушке, играющем на флейте для своих овечек. Это очень оптимистичное и воодушевляющее произведение.

– Зависит ли качество сочиняемой музыки от освоения ее теории?

Конечно, ведь не изучая теории музыки, невозможно грамотно выстроить мелодию и сопровождение к ней, не говоря уже о придании сочинению формы и жанрово-стилевой основы.

Всегда ли при зарождении замысла ты четко представляешь форму будущего сочинения, в каких случаях и как это происходит?

Нет, не всегда. Например, когда я сочинял «Вальс богомолов» только в конце пути оказалось, что эта пьеса будет в форме рондо. А иногда я точно знаю форму будущего сочинения. Так, «Марш жуков» сразу был задуман как произведение в простой трехчастной форме, включающей повторение первой части в третьей (для узнаваемости музыкального материала), а также контрастную середину для переключения в лирическую образную сферу.

– Гарри, почему ты принимаешь участие в различных исполнительских, теоретических, композиторских конкурсах?

Спасибо за вопрос! Мне хочется понять в процессе соревнования, чего достиг по сравнению с другими участниками конкурсов – учащимися, которые тоже занимаются творческой работой. В первую очередь конкурс служит подведению итогов моей работы, но мне нравится и побеждать!

В завершении этого диалога отметим, что самопрезентация аналитически осмысляемой музыкальной деятельности в практике обучаемых музыкантов-исполнителей и композиторов служит их самоактуализации. Потребность в ней в высшей мере присуща каждому творческому человеку, реализующему собственный интеллектуально-художественный потенциал. Значимо и то, что в ходе самопрезентации юные музыканты обретают возможность поддержки собственного творчества.

Диалог провел Павлов Д.Н., преподаватель Гарри по композиции